«Она понимала, что совершает революционный переворот»

Культура Дата 29-04-2017, 03:37
Ольга Свиблова рассказывает о первой женщине в истории фотографии
«Она понимала, что совершает революционный переворот»

Портрет Джулии Маргарет Кэмерон, сделанный ее сыном, 1870. Генри Гершель Гей Кэмерон

Джулия Маргарет Кэмерон — легенда британского и мирового искусства, первая женщина в истории фотографии. В этом году ей исполнилось бы 200 лет. В Мультимедиа Арт Музее открылась выставка ее работ из собрания лондонского Музея Виктории и Альберта, где 150 лет назад прошла ее единственная выставка. Директор МАММ Ольга Свиблова рассказала «Ленте.ру» о самой Джулии Кэмерон и ее влиянии на современников.


Ольга Свиблова: Это моя давняя мечта: я просила эту выставку у Музея Виктории и Альберта почти 15 лет. В первый раз я увидела работы Джулии Маргарет Кэмерон в нью-йоркском MOMA. Это была специфическая выборка женских портретов. Я долго стояла в очереди, как в мавзолей Ленина, и впервые столкнулась с тем, чего никогда не видела и что меня совершено поразило. Поэтому сейчас у меня просто личный праздник.



«Она понимала, что совершает революционный переворот»


Ольга Свиблова

Выставка Кэмерон — последнее открытие в рамках перекрестного года Великобритания — Россия, и было бы странно, если бы мы обошли вниманием первую женщину-фотографа, получившую мировую известность. Мы действительно не знаем никого из женщин, занимавшихся фотографией до Кэмерон. Ее единственная выставка состоялась в 1865 году, так что в 2015-м будет второй юбилей, связанный с Кэмерон, а наша экспозиция открыта до 1 февраля, и это наш новогодний подарок самим себе и всем друзьям музея.


Фотография возникла в 1839 году, то есть в 1865-м ей всего 25 лет. Теперь фотография доступна каждому — уже даже не на любительскую камеру, а просто на мобильный телефон. И вопрос, который преследует нас и сегодня: как отличить профессионального фотографа от любителя? Кем была Джулия Маргарет Кэмерон?


«Она понимала, что совершает революционный переворот»

Миссис Эрбет Дакворс, 1872
1/3

Два года назад в Пушкинском музее прошла замечательная выставка прерафаэлитов. Это важнейшее течение было первым бунтом против академических канонов в Британии: прерафаэлиты пытались изображать людей более человечными, помещали их в естественную природную среду. И практически каждый из этих самых знаковых художников упоминал о том огромном влиянии, которое оказала Джулия Маргарет Кэмерон и ее фотографии.


Кэмерон берет в руки камеру в 48 лет. Типичная леди середины XIX века, викторианской эпохи. Мать — французская аристократка, отец — чиновник Ост-Индской компании. Удачно вышла замуж: муж — юрист и владелец чайных плантаций. Половину жизни она, воспитывая детей, проводит на Цейлоне. Получает прекрасное образование и в Индии, и в Париже. Видимо, учеба во Франции в момент зарождения фотографии отложила свой отпечаток на молодой Кэмерон. Вырастив детей и вернувшись в Британию, она оказывается в центре культурной, интеллектуальной жизни: встречи, приемы, ужины. В салоне своей сестры встречается как раз с художниками-прерафаэлитами. Но, в конце концов, муж увозит ее на остров Уайт. Там идиллическая природа, все хорошо, но ей там скучно. И умные дети дарят матери фотокамеру.


«Она понимала, что совершает революционный переворот»

Осанна, 1865
1/3

Вы понимаете, что собой представляла фотокамера в середине XIX века? Огромная бандура со стеклянными пластинами. Коллоидная печать — редчайшая техника. Нужно было заставить людей, которые ей позировали, застыть на три-семь минут. А ведь творчество Кэмерон — это в основном портреты. Надо было быть очень хорошим режиссером, вводить людей в каталепсию. К тому же она много снимала детей, и если ребенок чуть-чуть двинул глазами — а у нее часто снимались совсем маленькие дети, — резкости не будет.


Но уход от резкости у Джулии Маргарет Кэмерон тоже классический. Она строит свои композиции, прекрасно зная и британскую живопись, и творчество прерафаэлитов, поэтому у нее всегда фантастически продуманный сюжет. Это взаимное влияние: с одной стороны, на нее влияет живопись, с другой — она на живопись, поэтому пересекаются композиционные ходы. Ее фотографии настолько похожи на живопись, что удивляешься, как она делает это одним лишь цветом и производит сенсацию. К ней выстраиваются очереди — она в день снимает иногда до десятка человек.


Именно работы Джулии Маргарет Кэмерон заложили основу огромной фотографической коллекции Музея Виктории и Альберта.


Это была женщина с фантастической харизмой. Ведь надо было организовывать эти сцены, заставить людей замереть, надо было их одеть, выставить свет, а еще верить в то, что ты делаешь. Кстати, сохранились ее высказывания, которые мы тоже включили в выставку. Из них понятно, что она знала цену тому, что делала. Кэмерон не была любителем, который интересуется мнением окружающих. Она четко понимала, что совершает революционный переворот, потому что до этого фотография никогда не создавала театрализованного и эмоционально атмосферного действия вокруг портретируемых персонажей. Были простые портреты, часто делали студийные съемки на каком-то фоне. Кэмерон же выводит своих персонажей в реальную натуру, что тоже сложно при такой выдержке.


Это настоящая революция в фотографии и в искусстве. Особенно учитывая, что речь идет о стратифицированном британском обществе того времени. До нее не было ни одной женщины-художника, которая появилась бы в музее, а еще позволила бы себе влиять на творчество других. До нее фотография просто делает попытки задокументировать происходящее: снять движение, снять портрет, натуру, город. Джулия Кэмерон берет все, что сделали до нее, и собирает из этого художественный мир.


В очереди к Кэмерон стоит автор «Алисы в Стране чудес» Льюис Кэрролл. Именно Кэмерон снимает прототип Алисы, которую, кстати, фотографирует и сам Кэрролл, но если мы сравним два снимка, то увидим, чем отличается любительская фотография от профессиональной. Кэмерон снимает Чарльза Дарвина, великого британского поэта Альфреда Тэннисона, мать Вирджинии Вульф.


«Она понимала, что совершает революционный переворот»

Шепот музы, 1865
1/3

Меня поразила Джулия Кэмерон своими женскими портретами. И когда я делала отбор выставки, я просила больше женщин. Признаться, я тоже люблю женскую красоту. Я так радуюсь, когда вижу красивых женщин, я никогда так не радуюсь, когда вижу красивых мужчин. И вот странно: нам прислали гораздо больше мужчин, но я выбрала тех, которые нам известны.


Она никогда не снимает фактуру лица, она снимает внутреннюю жизнь. В викторианскую эпоху это было ценностью, и мне хотелось, чтобы на выставке это как-то прозвучало, потому что история циклична и ее хочется пощупать и посмотреть с разных сторон.


На этой выставке даже больше мужчин, чем мне хотелось бы. Кэмерон часто снимала женщин, потому что в салон в основном ходили женщины. И мне кажется, что хоть мы и стараемся всегда прихорошиться для мужчин, но по-настоящему женскую красоту увидит только женщина. Женщина с масштабом. Я думаю, мужчины так красоту не понимают, видят ее ограниченно. Это всегда было, есть и будет. Надо понимать, ей было 48 лет, когда она начала заниматься фотографией. То есть это мудрая женщина, которая может себе позволить любоваться другими. Все ее персонажи сняты с любовью.



Записала Анастасия Барышева

шаблоны для dleскачать фильмы