Конфискация онлайн

Почему социальный блок правительства так торопится с отменой накопительной пенсионной системы
Конфискация онлайн

Ольга Голодец

Социальный блок правительства спешит. Решение об отмене обязательной накопительной системы пенсий и переходе на добровольную должно быть принято до середины сентября текущего года, заявила вице-премьер Ольга Голодец. Причем, по ее словам, это необходимо сделать до принятия проекта бюджета на будущий год. Таким образом, времени для детального обсуждения столь важного для экономики решения чиновник не оставляет. И понятно почему: оппонентов у этой идеи слишком много и их аргументы выглядят очень серьезно. Ответить же на критику ни Голодец, ни ее непосредственному подчиненному, министру труда Максиму Топилину, нечем.


Расчеты под ковром

Заявление министра труда Максима Топилина о том, что правительство решило продлить пенсионный мораторий до 1 января 2016 года, прозвучало как гром среди ясного неба. Произошло это две недели назад и заставило предположить, что вокруг накоплений россиян на старость в правительстве идет подковерная борьба. Ранее министр финансов Антон Силуанов говорил об обратном, причем говорил как о деле уже решенном. Теперь непонятно, кто именно (Топилин или Силуанов) обладает в кабмине правом озвучивать окончательные решения правительства. Сам же премьер — Дмитрий Медведев — продолжает хранить молчание. Между тем проблема эта давно приобрела не политический, а острый экономический характер.


С одной стороны, такое решение напрямую затрагивает интересы граждан, родившихся после 1967 года. Речь идет о конфискации у них накоплений на старость, компенсировать которые социальный блок обещает в будущем с помощью новой пенсионной формулы. Той самой, по которой самостоятельно человек рассчитать себе пенсию не в состоянии, даже если обладает специальными знаниями. И которая никакого механизма компенсации не предусматривает, а только повышает требование к трудовому стажу при выходе на пенсию и стимулирует граждан работать пока они не умрут.


С другой стороны, озвученное решение нанесет серьезный удар по всей отечественной экономике. Чтобы понять уровень ущерба, достаточно уяснить последствия моратория, действующего в этом году. То есть фактической конфискации у россиян 550 миллиардов рублей, инвестированных в ценные бумаги, разрешенные российским законодательством, — облигации федерального займа, долговые бумаги регионов, акции крупных отечественных компаний, а также в банковские депозиты.


Материалы по теме
14:50 6 августа 2014

Конфискация онлайн


Дожитие с отжатием
Российская пенсионная система превращается в классическую финансовую пирамиду

«Минфин, банковский сектор и корпорации уже ощутили отсутствие 550 миллиардов рублей на рынке в первом квартале 2014 года, — говорит заместитель гендиректора УК «Паллада Эссет Менеджмент» Александр Баранов. — Выросла «стоимость» денег: произошло удорожание внутреннего рефинансирования. Это повлекло за собой и рост стоимости заимствования государства, рост ставок ЦБ, девальвацию рубля и ускорение инфляции».


Российское правительство, сэкономив 550 миллиардов рублей на трансфере в накопительную пенсионную систему в 2014-м, вынудило Минфин РФ, российские банки и корпорации доплатить 600 миллиардов на рефинансирование имеющихся долгов. При этом оно уменьшило собственные расходы на выплату пенсий нынешним пенсионерам. Зато увеличило платежи по госдолгу. Не выиграв от моратория практически ни копейки.


Если же мораторий будет продлен и в следующем году, то финансовый рынок лишится еще не менее 650 миллиардов рублей. И нет ничего удивительного в том, что одного заявления Топилина оказалось достаточно, чтобы проценты по ОФЗ выросли до двухзначных значений, достигнув уровня 2009 года. «Подорожали» и долги регионов. А ставки кредитов в банках как для физических, так и юридических лиц выросли не менее чем на два процента.


Так что экономия у правительства в результате моратория оказалась сомнительной. Впрочем, ущерб, который наносит федеральному и региональным бюджетам министр подобными словесными интервенциями, социальный блок, похоже, мало интересует.


Сицилианская защита

Ситуация с пенсионной реформой сегодня больше напоминает шахматную партию. Обе стороны стоят в асимметричных позициях и ведут острую тактическую борьбу в центре. При этом одна сторона (в данном случае Минфин и Минэкономразвития) защищается, а вторая (социальный блок) безудержно атакует.


Заявление вице-премьера Ольги Голодец о том, что правительство рассматривает возможность вообще отменить накопительную пенсионную систему, можно расценивать как отвлекающий маневр. Оно прозвучало на прошлой неделе практически сразу после объявления, сделанного Топилиным. В ситуации, когда пенсионную накопительную систему предлагают вообще ликвидировать, только продление моратория может быть воспринято уже как позитивная новость. Не на это ли рассчитывает социальный блок правительства в своей информационной игре с гражданами?


Конфискация онлайн

Татьяна Голикова и Эльвира Набиуллина

Молчание представителей Минфина и Минэкономразвития в этой ситуации вполне объяснимо. Стоило заместителю министра экономики Сергею Белякову публично выразить свое несогласие с решением продлить пенсионный мораторий, как он был немедленно уволен распоряжением премьер-министра.


Но вот уволить главу Счетной палаты Татьяну Голикову и руководителя Центрального банка Эльвиру Набиуллину можно только с согласия президента. А значит, они пока еще могут говорить о предлагаемой социальным блоком правительства реформе то, что думают. «Прежде чем принимать решение о дальнейшей судьбе накопительной системы, нужно достаточно серьезно экономически и финансово взвешенно подойти к вопросу в целом об институте функционирования накопительной системы. Ведь накопительная часть пенсионной системы создавалась для того, чтобы быть дополнительной частью для государственной пенсии, которая не так велика, несмотря на всякие повышения, которые периодически происходят за счет средств федерального бюджета», — заявила в минувшие выходные Голикова.


При этом глава Центробанка указывает, что в настоящее время объем пенсионных накоплений составляет около трех процентов валового внутреннего продукта России. При этом в некоторых развитых странах пенсионные накопления равны половине ВВП, а то и сопоставимы с его полным объемом. «Это длинный ресурс, который вкладывается в экономику», — говорит Эльвира Набиуллина. Добавим к этому, это ресурс, в котором экономика острее всего нуждается в условиях ограниченного доступа к мировым рынкам капиталов из-за введенных против России санкций.


С другой стороны, затягивание решения с отменой обязательной накопительной пенсионной системы в нынешней политической ситуации может оказаться совершенно не на руку Голодец и Топилину. Ведь партия, которая пока ведется «под ковром» окажется публичной. А в этом случае, если правительство все же примет решение отменить обязательную накопительную систему, оно может столкнуться с многочисленными судебными разбирательствами. Они будут связаны не только с определением права собственности на пенсионные накопления, но и с фактически разрушенной в этом году благодаря мораторию системой софинансирования — той самой программой «тысяча на тысячу».


Между словом и делом

Заявление Ольги Голодец о том, что обязательная накопительная система может быть отменена, было не единственным на этот счет. Одновременно министр труда Максим Топилин рассказал, что правительство попытается сделать ее добровольной. И выглядеть этот маневр по задумке социального блока должен следующим образом. Если сейчас социальные взносы, которые делают работодатели в Пенсионный фонд России, делятся на две части — 16 процентов от фонда оплаты труда идут на выплату пенсий нынешним пенсионерам, а 6 процентов на накопления работающих, то после на выплату текущих пенсий ПФР будет тратить все 22 процента. А если гражданин захочет и дальше копить себе на старость, то отчислять деньги он будет уже из своей зарплаты. По словам министра, обязательная накопительная система — это нонсенс.


Конфискация онлайн

Максим Топилин во время заседания Правительства России

Проблема только в том, что в России уже существует добровольная система, которую почему-то министр только предлагает создать. И это не накопления, которые делают для своих работников корпорации. Это та самая система софинансирования. Или, как принято ее еще называть «тысяча на тысячу». На каждые тысячу рублей, которые гражданин себе откладывает на старость в рамках этой системы, государство обязалось докладывать свою тысячу. Так вот, из-за принятого в этом году моратория, замороженной оказалась и она.


Ведь средства в системе софинансирования учитываются на тех же самых счетах, что и средства, перечисляемые работодателями в обязательную накопительную систему. Разница только в том, что в «тысяче на тысячу» право собственности на деньги уже законодательно закреплено за гражданами, а не за государством. Поэтому, объявив мораторий в этом году, правительство автоматически изъяло у граждан и деньги, которые принадлежат им уже по закону. Теперь юристы не исключают, что в случае продолжения такой политики, государство столкнется с большим количеством судебных разбирательств.


Конфискация онлайн

«В удовлетворении такого иска судом общей юрисдикции с 90-процентной вероятностью будет отказано», — предполагает адвокат Святослав Пац. Однако для ведения таких дел правительству может понадобится целый штат юристов. Ведь, по официальным данным, в систему «тысяча на тысячу» вступило 15 миллионов 849 тысяч человек. И в результате получилось, что они софинансировали государство, а не государство их.


Впрочем, скорее всего, в суд пойдет не каждый. Ведь часть сограждан вступали в добровольную накопительную систему только ради дополнительного государственного взноса. И произведенное изъятие, или заморозка, накоплений на старость у таких будущих пенсионеров опасений пока не вызывает. Они продолжают считать, что государство гарантирует выплату им пенсий, даже несмотря на новую зубодробительную пенсионную формулу.



Константин Угодников

Добавить комментарий!